ПАВЕЛ ТЫЧИНИН И ЕГО ЖИВОПИСЬ

Рождение художника является великим таинством. Заглянуть в неведомое, понять эту тайну на протяжении долгих лет пытались многие. Однако это явление и поныне остается самым загадочным в мире творчества. Каждый художник индивидуален и не похож на тех, кто был до него. Но у всех есть общее: их творчество – это жизнь, и если у них отнять право творить, они погибнут.

Для Павла Тычинина живописная кисть – это продолжение его руки, инструмент, помогающий передать биение пульса, его нерв. Художественный процесс живет в нем постоянно, не прерываясь ни на минуту, все его мысли и помыслы отданы любимому виду искусства – живописи. С детских лет он не расставался с мыслью о том, что будет художником. Да и могло ли быть иначе? «Выбор профессии художника? На протяжении веков выбор часто бывал основан на традиции: профессия передавалась от отца к сыну. Ребенок с детства привыкал к запаху клея и скипидара; обучение происходило в семье, и первая мастерская была домашней»[1].

Павел Тычинин родился 5 января 1963 года и вырос в художественно одаренной семье. Отец, Борис Александрович Тычинин – художник и педагог, воспитавший в Новосибирском педагогическом училище № 2 многих талантливых людей. Отец П.Б.Тычинина - Тычинин Борис Александрович. Фото 1975 г. Мама, Людмила Павловна Тычинина (Аршинова) – также преподаватель, обучавшая изобразительному искусству и черчению в школе. Старший брат, Борис Борисович Тычинин – художник. Атмосфера в семье была творческой: постоянные разговоры об искусстве, живописи, литературе. Борис Александрович старался создать дома библиотеку из книг по изобразительному искусству и лучшей художественной классики, как русской, так и зарубежной. Павел очень рано начал читать, и все домашние книги были им необычайно внимательно изучены. Одновременно он начал рисовать и пробовал писать масляными красками, внимательно наблюдая за тем, как это делает отец и старший брат. Зарисовки членов семьи и знакомых, предметов быта и пейзажи, упорное овладение техникой акварели и масляной живописи – таков процесс развития молодого художника.

Уже в тринадцать лет он ведет большую подготовительную работу по созданию картины «Прометей» (1979–1981). Изучение сюжета, создание композиции, натурные этюды. И долгая и мучительная борьба с красками. Освоение техники письма, стремление найти нужное колористическое решение. А главное – передать романтизм и реальность происходящего в далеком античном сюжете. Позируют близкие – брат, мама, двоюродный брат, одноклассница. Как важно и необходимо погрузить их в тот неведомый, мифический мир, но такой реальный в его воображении. Для правильного композиционного решения Павел вылепил из пластилина каждую фигуру, добивался их нужной связи в пространстве, создавал необходимое освещение.

Вот оно – первое большое живописное полотно в его жизни, он его автор, создатель. Все происходящее погружено в таинственный полумрак, преобладает золотисто-коричневая колористическая гамма. Крупная фигура Прометея летит на нас, держа в руке огонь. А ниже – те, для кого он его добывал. Люди и их реакция на свершившееся. Молодой художник и его осмысление вечного мифа, великой темы жертвенности. Эта первая его картина была показана на персональной выставке в училище, где он начал свое обучение на графическом отделении. Взрослые и учащиеся с большим интересом и вниманием рассматривали картину «Прометей», пейзажи и портреты молодого художника. Первый, самый трудный этап был пройден, а впереди – новые постижения и открытия, мучительные поиски и раздумья.

В 1982 году Павел работал над дипломом, посвященным пейзажам Алтая. Этому предшествовали поездки на Телецкое озеро, в поселок Чемал, в Белакуриху, в Саяны и Красноярский край. В основу картины-триптиха «Алтай» легли многочисленные натурные этюды, написанные масляными красками в самых красивых уголках Алтая. Павел пользовался советами новосибирского художника Г.В. Леонтьева. По его словам, эти встречи «помогли понять различие работы над натурным этюдом и пейзажем-картиной».

Природа завораживает его и вдохновляет на новые работы. Именно на Алтае зародилось стремление к передаче многоцветности пейзажа, его гармонии. Особый интерес вызывает постижение техники живописного письма, появляется уверенный, сильный мазок, передается фактура предметов, скал, воды, деревьев. Художник начинает использовать мастихин, позволяющий наносить краску плотно, густо, фактурно. С чувства восторга перед алтайскими пейзажами начинается постоянная, внимательная работа с натуры. Пейзаж становится одной из главных составляющих его творчества. Неоднократно Тычинин обращается к алтайским мотивам, пишет многочисленные варианты, что отражает его стремление обобщить увиденное. Погружение в мир природы умиротворяет и дает новые силы, новые сюжеты и мотивы для его работ. Ежегодные поездки в Новосибирск позволяли дополнять цикл пейзажей, посвященных Сибири и Алтаю. В Петербурге написана целая серия пейзажей Лесотехнической академии и соседствующего с ней парка. Особое внимание уделил художник изображению прудов. В разное время года, в разную погоду он передает особенности цветовой гаммы, разнообразие колорита и освещения. Во всех этих работах сквозит поэтическое настроение, нежная любовь к русской природе.

После поездки в 1989 году на Валаам и Кижи, под сильным впечатлением от красоты этих мест по памяти был написан пейзаж «Кижи». За несколько лет художник выполнил много натурных живописных этюдов, изображающих реки Оредеж и Вуоксу. Отметим, что Тычинин любит писать и Петербург. Пейзажи с видами исторических мест города были приобретены в частное собрание в США. Написанный в 1989 году с натуры пейзаж «Аничков мост» был приобретен в частную коллекцию в Германию.

Значительное место в творчестве Павла Тычинина занимает жанр портрета. Сначала ему позировали родственники, и он писал себя. Со временем круг портретируемых стал расширяться. Он пишет портреты друзей, знакомых, коллег по работе. Обратим внимание, что Тычинин постоянно обращается к автопортретам, как бы следуя философскому завету Сократа – «познай самого себя». Проходят годы, и на нас внимательно смотрит изменившийся художник. Вот он еще совсем подросток, с пристальным взглядом широко открытых глаз, – «Автопортрет. 1978–1979». Динамичная, нервная манера письма придает еще большую эмоциональность юному образу. В «Автопортрете. 1982» перед нами погруженный в себя юноша, отстраненный от зрителя, в момент большого испытания – впереди трудные годы армейской жизни. Вот тот же образ, что и на автопортрете 1978 года, но, прошло почти десять лет, и наступил 1987 год. Сколько скорби и печали в лице, взгляд стал суровее. Изменилась и техника письма – мазок стал более уверенный, ровный и гладкий. В «Автопортрете. 1992» он изобразил себя сидящим на фоне резной спинки стула. Композиция построена так, будто сам художник кому-то позирует. Свой меняющийся с годами облик он внимательно изучает и переносит на холст, находя другие композиционные решения, изменяя формат, предпочитая иной колорит. Главное – передать зрителю свое душевное состояние.

С 1986 года Тычинин живет и работает в Ленинграде – Петербурге. В 1986 году был написан первый портрет жены художника – Елены Евгеньевны Тычининой (Шапиловой) и ее отца – Евгения Дмитриевича Шапилова. Почти одновременно шла работа над большим портретом Игоря Глушакова (1987). Певец и композитор изображен в военной форме, он – участник войны в Афганистане. Глушаков представлен в момент исполнения своих песен, с гитарой в руках, его фигура дана чуть меньше натуральной величины. «В его портрете я стремился создать образ современника», – рассказывает художник. В портрете Марины Филипповой все внимание сконцентрировано на лице. Этот портрет был отобран комиссией членов Союза художников, и экспонировался в 1986 году в Центральном выставочном зале Ленинграда на осенней выставке «Наш современник». Этот факт свидетельствовал о профессиональном признании. В том же году он совместно с Борисом Тычининым, художником-керамистом Андреем Челышевым и художником-мультипликатором Натальей Баскаковой участвовал в подготовке экспозиции выставки «Молодые художники» в ленинградском Доме офицеров. В 1987 году произведения этих художников были вновь показаны на выставке в клубе «Водоканал».

В 1988 году во время приезда в Новосибирск был написан портрет мамы – Людмилы Павловны Тычининой. Два портрета инженера путей сообщения Е.Д. Шапилова, над которыми Тычинин работал в 1989 и 1995 годах, экспонировались на выставке его работ в 1997 году в Санкт-Петербурге в выставочном зале Центрального музея железнодорожного транспорта. Важно отметить и портрет сына Алексея (1988), являющийся первым опытом многослойного письма. Небольшой размер, композиционно приближенная к зрителю и ярко выделенная на темном фоне детская фигурка способствуют созданию трогательного образа ребенка.

Жанру портрета Тычинин постоянно уделяет большое внимание. В 1992 году написан заказной портрет Е. Орловой, а для кафедры Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта выполнен портрет ученого Г.И. Графтио. В эти же годы написаны портреты Н.М Баскаковой, сына Алексея (1995), и Е.Д. Шапилова (1995). Два больших портрета: Н.Ю. Колташовой (1999, темпера) и Е.Б. Доррер (2000, масло). Обе работы имеют близкое композиционное решение, первоначально найденное художником в портрете Е.В. Душкиной (1988). Трехфигурный «Семейный портрет в интерьере» (1999) имеет сложное композиционное и пространственное построение. Большой формат холста и сложный фон, на котором четко выделяются фигуры жены, сына и самого художника. Задача создания портретной работы была соединена с выполнением своеобразной живописной кулисы – копии фрагмента старинного полотна. Художник создает особый тип портрета – картины, где реально позирующие члены семьи совместились с живописными персонажами, запечатленными в 17 веке.

Еще в юности серьезное влияние на его формирование оказали постоянные поездки из Новосибирска в Москву и Ленинград. Посещение крупнейших музеев – Государственного Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Государственного Эрмитажа стало естественной потребностью, возможностью знакомства с шедеврами русского и мирового искусства.

Для Тычинина не достаточно визуального изучения произведения, ему необходимо было пройти школу копирования, постижения техники известного мастера, изучить и постичь то, как написано живописное полотно. В этом отношение большую роль играет работа художника-реставратора, восстанавливающего пострадавшие от времени живописные полотна, производящего их консервацию, укрепление и расчистку от поверхностных загрязнений. В результате реставрации картинам возвращается их подлинный колорит. С 1990 года Тычинин работает художником-реставратором Центрального музея железнодорожного транспорта МПС РФ.

Большую помощь в освоении реставрационных работ оказал В.Н. Логдачев, являвшийся реставратором Научно-исследовательского музея Академии художеств. От него Тычинин получил необходимые советы и практические навыки при проведении реставрации портрета министра путей сообщения С.В. Рухлова, созданного в начале XX века А. Маковским. Совместно с реставратором В. Чеховской он провел реставрацию хранящихся в фондах музея портретов XIX – начала XX века, из которых 25 портретов были отреставрированы Тычининым. В 1995 году в Москве к 130-летию Министерства путей сообщения России[2] была организована выставка, на которой демонстрировались портреты министров и наркомов путей сообщений (1865-1995), прошедшие реставрацию П.Б. Тычинина. Для постоянной экспозиции музея, в котором он работает, художник выполнил графические портреты А.О. Чечотта, В.И. Лопушинского, Е.Е. Нольтейна, Ю.В. Ломоносова.

1. Франсуаза Кашен. Гоген. /Пер. с франц. З. Федотова. М., 2001. С. 11.

2. Закревская Г.П., Гольянов А.Л. Руководители ведомства путей сообщения России и СССР (1797-1995). Каталог коллекции художественных портретов, биографические сведения. СПб., 1995. С. 3.